Фестиваль Части Света

Репортаж. Феcтиваль Части Света. Юсуповский сад. 8 сентября 2018

8 сентября в Юсуповском саду прошел второй фестиваль «Части света».  Арт-директор проекта Борис Гребенщиков представил публике музыку, которую любит и слушает сам.

Светлая музыка льется как вода… (С)

В ногах правды нет, но есть музыка. Пятки чуют песни прежде головы. Только когда звук моих шагов становиться нарочито ритмичным, ясно понимаю: этот глухой бит – эхо фестиваля. Праздник слышно за пару перекрестков.

С улицы, каменной, шумной, гулкой, горячей от знойного солнца, ныряю в сад, как в омут, затаив дыхание. Внутри – параллельная Вселенная. Ярко и громко. Пестро и звонко. Зеленый лед: лужайки и липы, отражаясь в воде, умножаются многократно. Нет сомнений, примерно так мог бы чувствовал себя Садко в гостях у морского царя. Если бы сказочный герой меньше переживал за свою жизнь. Мою душу ничего не тревожит.

Глубокий вдох. «Подводное царство» щедро на «земные радости». Можно все: петь, пить, плясать.

Пока DJ-и разогревают гостей, изучаю территорию. Классическая схема: сытная снедь, сувениры и сокровища. На базаре глаза разбегаются: авторская керамика, крафтовые сладости, ювелирные украшения ручной работы, коллекционные издания и, конечно, мерч. Кошелек стремительно худеет.

В глубине парка, на острове расположился лекторий. По периметру, на периферии – «мастерские». Всякий, кто ищет вдохновения и просветления, найдет здесь забаву  по вкусу и дело по плечу. Лекции о терменвоксе и колесной лире чередуются с изучением винной карты и карты Японии. Танцы народов мира – с уроками музыки, мастер- классы по декупажу и аппликации – с играми и головоломками. Разгадав самую незатейливую, получаю в награду бокал шампанского. Внимательно смотрю, как серебряные жемчужины воздуха поднимаются на поповерхность. Им бы в небо. А я хочу глубже.

Расписание составлено так, что при желании можно послушать всех. Если методично ходить кругами. Возвращаюсь к истокам.

Первыми поют «Белое злато» – народный ансамбль из Норильска. Чарующие русалочьи голоса. Бережная работа с традицией. Чувство меры и такта. Ладно скроенные, вполне современные по силуэту концертные платья украшают узоры, напоминающие о павлопосадских платках. Музыкальная модель та же. Базовая «старина» адаптирована под ухо и ум современного слушателя. Не тревожит. Завораживает.

Совсем не то – финский виртуоз Kimmo Pohjonen. С ним неудобно.  На аккордеоне этот горячий северный мужчина наяривает как кузнец, раздувающий меха. Пот льется по его спине градом и капает с носа. Это выступление одновременно похоже на концерт классической музыки, цирковой номер и силовую тренировку. Периодически кто-то из напарниц (Kimmo выступает с дочерьми) подает ему полотенце. Время от времени звуки, которые он извлекает из инструмента, напоминают грохот стройки. В самых «ударных» местах толпа у сцены редеет, зато оставшиеся неистово аплодируют.

Пока финский бог грома и аккордеона  вовсю веселится на главной сцене,  на малой начинают  играть гости из Израиля – проект Gulaza. Гитара, виолончель, перкуссия. Традиционные йеменские песнопения, которые передавались от матери к дочери, исполняет солист- мужчина. Нехитрый сюжет каждой следующей песни он старательно  пересказывает по-английски, живописно жестикулируя.  В целом, все истории – о нелегкой бабье доле. Вычислить это можно было бы и по звучанию, мелодичному и меланхоличному. Песни несчастливых одинаковы на всех языках. Взгрустнуть, однако, не получается. Восторг, с которым музыкант делится тайнами текста, пьянит не хуже шампанского, а пряная, чувственная музыка попадает сразу в кровь, минуя голову.

Наконец, после небольшой паузы, которую фанаты заполняют хоровым исполнением «Королевны», на сцене появляется флагман отечественного фолк- рока – группа Мельница.  Фестивальный сет строится  по классической схеме. Боевики, хиты и блокбастер. «Голубая трава» и «Колесо». «Невеста полоза» и «Господин горных дорог».  Наконец, «Черный дрозд».  Первое концертное исполнение песни, безусловно, стало настоящим событием для поклонников «Мельницы» и «Аквариума».  Да и для самих музыкантов.  Хелависа, кажется, сильно переживала. В то время как Борис Гребенщиков был совершенно невозмутим, хотя и заглядывал пару раз в шпаргалку.  На то оно и концертное исполнение. Прелесть не в совершенстве. В свершении.

Когда на горизонте  появляются первые грозовые тучи, главная сцена начинает дымиться, а люди на центральной лужайке пускаются в пляс. «Поле притоптать» публику заставили афроанглийские волшебники – Ibibio Sound Machine. Их забористая версия «Калинки-малинки» с одинаковым успехом провоцирует нижний брейк и стихийные хороводы.  Пока одни гости фестиваля бьются в экстазе, другие погружаются в транс. На малой сцене священнодействуют  сначала Mariа Pomianowska, а затем Sheema Mukherjee. Инструментальная музыка как сорт магии. Мои ноги горят и гудят, но главные танцы еще впереди.

Выступление Аквариум International Борис Гребенщиков начинает с минуты молчания. 8 сентября – день, когда началась блокада Ленинграда. Над фестивальным полем раздается звук метронома. В сумерках сверкают первые молнии. Гребенщиков улыбается умолкнувшей, притихшей публике: «За тех, кто жил тогда, нам положено любить и праздновать».

И музыка обрушивается на зрителей как цунами. Пока где-то на другом конце города  гроза  выбирает небоскреб для удара, здесь, в Юсуповском саду, международный сводный ансамбль виртуозов под руководством БГ повторяет: «Я слышу голоса, они поют для меня…»

«Какое счастье, что для любви не придумано громоотвода!» – думаю я, и снимаю кеды, чтобы танцевать босиком.  «Части света» – это, значит, день радости.

Легкий, летний теплый дождь начинается ровно в тот момент, когда на главной сцене гаснут последние огни.  Он провожает меня до набережной Фонтанки, пока я размышляю о том, что нет никакого подводного царства в параллельной вселенной. Есть только одно прекрасное «здесь», попасть в которое помогает «светлая музыка».

Журналист Анастасия Милованова

Фотограф Екатерина Воробьева

Вторая часть фоторепортажа:

Фотограф Александр Данков