Володя Котляров: «Люди добровольно оказываются в рабстве»

Володя Котляров: «Люди добровольно оказываются в рабстве»

День рождения группы «Тараканы!» собрал множество музыкантов в московском клубе YOTASPACE. Праздник решили отмечать концертами четыре дня подряд. В первый концертный день мы встретились с вокалистом группы ПОРНОФИЛЬМЫ Володей Котляровым и поговорили о панк-роке, правилах жизни и новом релизе — второй части альбома «Русская мечта».

– Сегодня вы пришли поздравить группу «Тараканы!» с 25-летием. Ходят слухи, что вы записали совместный трек с Дмитрием Спириным. Это так?
– Если быть точным, то на первой части нашего альбома «Русская мечта» есть трек, в котором Дмитрий Спирин очень круто зачитал в стиле хип-хоп. А недавно Дима пригласил нас поучаствовать в записи одной из песен для нового альбома «Тараканов!». Поэтому да, это правда. Сейчас совместный трек один, но совсем скоро их будет уже два. По второй песне мы находимся в стадии осмысления. Мне прислали демо-запись, песня очень крутая, актуальная. Я очень рад, что мне выпала возможность поучаствовать именно в ней, потому что тема этой песни мне особенно близка.
– Очень важная тема: будучи панками, вы полностью отказались от алкоголя и ведете здоровый образ жизни. Вы просто разрушители стереотипов.
– Мы разрушаем стереотипы, которые сложились в нашей стране, в советском и постсоветском пространстве. В мире панк-рок развивался гораздо быстрее. Пока у нас он только-только зарождался, в Америке уже прошло несколько панк-волн, в течение которых следующими поколениями неоднократно всё переосмысливалось. Когда у нас только появились первые панки, они ориентировались на какие-то обрывки, самые хитовые пластинки, которые выходили на Западе и могли просочиться сквозь “железный занавес”. В основном, это вторая волна панк-рока. Секс пистолз. Протест ради протеста. Живи быстро, умри молодым. Пропаганда саморазрушения. Таким образом, музыканты, выбирая панк-рок, автоматически выбирали путь саморазрушения. Именно в таком виде в нашей стране и стал представляться панк-рок. Но помимо этого было огромное количество андеграундных групп, песни которых мы только сейчас можем слушать в открытом доступе в интернете. Узнавать истории этих коллективов, чем они жили и вообще очень многое о сцене. Сейчас мы можем видеть всю картину, изучать все поколения панк-рока и только так становится понятно, что панк-рок –  это не всегда деградация и затяжное самоубийство. Более того, мы можем видеть как раз обратные принципы!
– Получается, дисциплина может быть и в панк-роке?
– Конечно. Всё это появилось еще до нас. Ещё в 80-х в Америке в панк-роке зародилось движение straight edge (отрицает употребления любых наркотиков, в том числе алкоголя, который также является наркотиком, но легальным — прим. МТ). Эта философия появилась благодаря песне Йена Маккея из группы Minor Threat. Песня так и называется — «Straight Edge». В ней он выразил свои взгляды, и она получила настолько большой отклик в тогдашней среде субкультурной молодежи, что возникло целое движение. Группа Йена сработала как ретранслятор коллективного бессознательного, поэтому песни оказались близки и вызвали резонанс. Правда, многие вещи поняли искаженно, превратив в какие-то правила, которые надо бездумно соблюдать. Он же просто отказался от разрушительного образа жизни. Точнее, он никогда и не занимался саморазрушением: попробовал и сразу понял, что ему не нравится. И без этого он живет и продолжает жить полноценной жизнью.
Так что не мы это придумали. Эта всем известная тема, просто в России она не так популярна. В среде западных хардкор-тусовок, да и не только, straight edge давно стал нормой. Но на самом деле нет привязки к музыкальному стилю, это правила жизни, такие же как DIY — «do it yourself» — всё что ни делаешь, делай сам, своими руками. То есть если ты проявишь старания, то можешь всему научиться. Это сознательный выбор саморазвития вместо саморазрушения. Не обязательно с такими правилами играть хардкор-музыку: ты можешь быть стрейт-эйджером и играть джаз. Или вообще не заниматься музыкой, а быть, например, художником. Это просто всего лишь одна из граней жизни многих людей. В том числе моей и музыкантов нашей группы.
– В недавнем интервью вы цитировали Ахматову, говорили о поэтах Серебряного века. Уже долгое время сами пишете стихи. Даже творческие вечера периодически случаются.
– Да, творческие вечера будут в мае. Пройдет серия таких встреч в Москве, в Питере, в Твери и, по-моему, в Туле. Мы хотим сделать такой небольшой тур, проехаться с новой поэтической программой с моей женой Инной. Она тоже пишет стихи, и мы вместе будем читать в этих городах. Мы уже практиковали такой формат, и это очень всем понравилось. В Питере особенно атмосферно получилось: на крыше клуба MOD, на фоне питерских крыш. Было естественное эхо, отражающееся от домов и улетающее вдаль. Это было потрясающе!
– Поэзия играет важную роль в вашей жизни.
– Да, одну из важнейших. Я бы даже сказал, что считаю себя больше поэтом, чем музыкантом. Песни — это определенный формат. Формат — это рамки. Я не всегда могу в трехкуплетную песню вложить огромный букет эмоций и переживаний. Песня должна быть простой и понятной на слух, чтобы человек послушал и сразу всё понял. Так что максимально раскрыть некоторые темы, волнующие меня, я могу только в стихах. Поэтому да, это для меня важнейшая составляющая в творчестве.
– Дуэт с Лёхой Никоновым не заставил себя ждать.
– Он замечательный и самобытный поэт. Многим кажется его стиль простым, небрежным, но на самом деле за всей этой нарочитой небрежностью скрывается такая глубина, такие образы, которые немногим доступны. Среди современных поэтов это большая редкость.
– Расскажите, откуда возникла любовь к панку?
– Первой группой, которая на меня повлияла, была «Гражданская оборона». Егор Летов был очень эрудированным и разбирающимся человеком, очень много музыки переслушал. Он мог об этом разговаривать круглыми сутками просто. Он испытал на себе влияния различных музыкальных андеграундных течений, потом их переработал и адаптировал под русский менталитет, создал совершенно непохожий и не имеющий аналогов стиль. И в плане звука, и посыла, и атмосферы. Так что именно с него всё началось. Потом он уже вышел за рамки панк-рока и начал заниматься творчеством, в котором какие-либо рамки вообще отсутствовали.
– Поговорим немного о материале второй «Русской мечты». Песня «Нищих убивай!» — это ведь отсылка к треку группы Dead Kennedys.
– Это даже не отсылка, а, можно сказать, кавер. Сделан художественный перевод текста, некоторые слова были заменены на синонимы для рифмы. Рифма получилась простой. Но главное тут было передать содержание слово в слово. Нашей целью было максимально близко передать смысл оригинальной песни. Мы немного изменили музыку, сделали её в нашем стиле и немного приблизили текст к российским реалиям. Многие люди критикуют эту песню, говорят, что она высосана из пальца, протест ради протеста… Я хочу этим людям сказать, что все претензии можете перенаправить Джелло Биафре (вокалист Dead Kennedys — прим. МТ). Текст практически не тронут. Песня состоит на 95% из его мыслей, под которыми мы просто подписываемся, потому что думаем также. Я эту группу очень люблю и считаю одной из самых лучших в панк-роке.
– В этой песне вы насмехаетесь над толстосумами.
– Да, песня поётся от лица богачей. Это вообще классика панк-рока. Её знают по всему миру, и мы хотели познакомить своих слушателей с творчеством Dead Kennedys. Сначала мы хотели написать, что это кавер. Потом стало интересно, а сколько же людей заметят, что это Dead Kennedys. К сожалению, очень мало людей это заметили.
– Сарказм — это лучшая форма протеста?
– Как минимум, если надо что-то высмеять… Например, последнее время в интернете стали высмеивать гопников и уже стало стыдно быть гопником. Таким образом проблема начинает искореняться, хоть и медленно. Но всё равно это работает! Так что лучший способ решить проблему — это начать её высмеивать.
– Еще интересный трек: «Корпоративный этикет». Конечно, никакой свободы личности в рамках бюрократии не может быть. Тем не менее, работать нужно.
– У каждого есть определенные потребности. На самом деле, всё их многообразие можно свести к базовым. Если ты будешь вести разумный образ жизни, то тебе не обязательно надо будет работать на двух работах, брать в кредит ненужные вещи. Люди сами добровольно оказываются в рабстве. Они хотят подчеркнуть свой статус и покупают непропорционально дорогие машины, здоровые плазменные телевизоры и кучу ненужных вещей. И никто не хочет ничего делать руками. Никто не хочет никакой пользы обществу приносить. Все хотят бумажки перебирать, чтобы поскорее получить жирный кусок. А у меня, например, очень маленькая корзинка потребительская. На статусы я плюю. Общественное мнение никак не влияет на принимаемые мной решения в каких-либо бытовых и любых других вопросах. Только то, что действительно необходимо, чтобы не умереть. Поэтому я могу почти не работать.
– Слушайте, ну это пока у вас запросы маленькие. А популярность идет вверх. Эфиры на радио приносят дополнительные бонусы?
– Ничего они не приносят. Молодежь не слушает радио. Молодежь в интернете слушает треки, если их цепляет, то они кидают сообщение друзьям. Именно так молодежь узнает о новой музыке. Старшее поколение по привычке продолжает слушать радио. Например, после того как мы попали на «Наше радио», у нас никак не изменилась посещаемость сообщества Вконтакте. Потом первое место в «Чартовой дюжине» — опять ничего не изменилось. С релизом второй части альбома «Русская мечта» мы зафиксировали рекорд посещаемости, она возросла в 10 раз. Интернет — это реально работает, будущее за интернетом.
– А телевидение? Многие панки и рокеры появляются на федеральных каналах.
– У меня телевизора нет. Среди моих друзей никто не смотрит телевизор. Как ты думаешь, позвал бы Первый канал группу ПОРНОФИЛЬМЫ? Я бы там с удовольствие прочитал стихотворение «Олимпиада», там есть такие строчки: «Страна, ты слышишь? / Нет… Страна пьяна от праздника. / Она под шутки Урганта смеётся…»
Беседу вел Вячеслав МАШКОВСКИЙ.
Фото: Катя Каточек и Алла Че.